Helmet magazine. Журнал Helmet

Из поездок я больше всего люблю привозить... конечно, одежду. И обувь. И украшения, и шляпки. Но. Я также очень люблю привозить журналы. Журналы я тащу отовсюду даже под угрозой перевеса.

В Мельбурне, где-то на границе Чайна-тауна, на грязной и шумной улице я нашла небольшой магазинчик Mag nation (вообще их несколько по городу) с гигантским выбором журналов со всего света. Глаза разбегались, но так как цены в Австралии весьма крепкие, пришлось сосредоточиться и успокоиться. Свой выбор я остановила на автралийском журнале Helmet и Appartamento  (один из моих любимых журналов, которому надо посвящать отдельный пост).


Share this post:
Share to Facebook Share to Twitter Share on Tumblr Pin This Share on Google Plus

Beards of Melbourne. Бороды Мельбурна.

Поездка в Австралию была ожидаемая, запланированная, но при этом прошедшая абсолютно сумбурно. План был прилететь в Мельбурн, потом отправиться в Сидней, затем в Брисбен и в конце - на север континента. В итоге мы провели пять насыщенных дней в Мельбурне и два еще более насыщенных в Сиднее, откуда улетели домой. Прошло уже более двух месяцев, но ощущение, что это было неделю назад.


Первое, что поражает при поездке в Австралию - насколько все строго. На визу я собрала увесистую пачку документов (к счастью, по возрасту не пришлось прилагать снимок легких - Россиия в списке стран высокого риска по туберкулезу), отправила письмом в посольство. Через три недели позвонила девушка, задала много вопросов и запросила еще четыре документа. На следующий день онлайн-виза была выпущена. В аэропорту Дубаи хотели купить в подарок друзьям бутылку вина и шоколад - нельзя. Ввозить нельзя ни алкоголь, ни сигареты, все продукты нужно задекларировать, а также лекарства, растения, деревянные предметы (например, карандаш) и много чего еще.

Город расчерчен на квадраты-кварталы, над дорогой нависают желтые светофоры с самым длинным временем ожидания для автомобилей, которое я когда-либо видела, все едут строго в пределах ограничения по скорости, а вдоль дороги тянется удивительный микс двухэтажных деревянных домиков в колониальном стиле, особняков в викторианском стиле и современных построек. Я никогда не бывала в Штатах, но у меня было стойкое ощущение, что я именно там.
Share this post:
Share to Facebook Share to Twitter Share on Tumblr Pin This Share on Google Plus

On the road. Chapter two. Through the Pyrenees. Через Пиренеи

Из Сан-Себастьяна нам надо добраться обратно к Лазурному побережью. Цель - проехать через Пиренеи за два дня, остановившись где-нибудь на пол пути  на ночь. Ланч запланирован в Памплоне.

Street art in Pamplona. Уличное искусство Памплоны
Памплона - город вымирающей традиции. Именно туда, раз в году, во время праздника Сен-Фермин, проходящего во вторую неделю июля, стекаются сотни туристов, чтобы посмотреть на одно из самых сумасшедших развлечений, которое только можно придумать. На улицу города выпускают двенадцать разъяренных быков, и толпа смельчаков радостно от них убегает. Мы опоздали на неделю, поэтому городок тих и безлюден под палящим тридцатиградусным солнцем. Немногочисленные кучки туристов передвигаются по старому городу от таблички к табличке. Памплоне посчастливилось запасть в сердце Хемингуэю, который посвятил ей свой первый роман - "И восходит солнце". Предприимчивые власти города разработали целый маршрут, собственно и названный "Маршрут Хемингуэя", скрупулезно отмечая, где сварливый американец останавливался, где обедал, а где любил пропустить стаканчик. Поскольку осматривание достопримечательностей не входит в наш план, после короткой прогулки мы отправились прямиком в кафе (как оказалось, тоже отмеченное табличкой - Хемингуэй любил работать за столиком у стены). Богатый интерьер в стиле Belle epoque и не менее богатая история (кафе было открыто в 1888 году) делает Cafe Iruna самым привлекательным местом, где можно выпить или выпить кофе, глазея по сторонам на старинные зеркала, лампы или на очень гордых и неулыбчивых девушек за баром. Пинчо там тоже, кстати, отличные.
Share this post:
Share to Facebook Share to Twitter Share on Tumblr Pin This Share on Google Plus

On the road. Chapter two. San Sebastian

Всего в часе езды от Биаррица находится Сан-Себастьян, который был мне известен только как центр притяжения серферов, но оказался еще меккой всех фуди (только в центре города насчитывается шесть ресторанов со звездами Мишлен, если присоединить окрестности, получается все 17!). И поскольку к серферам я, к сожалению, отнести себя не могу, пришлось взять на себя роль фуди (чему я, в принципе, не особо сопротивлялась).

Сан-Себастьян кажется поначалу странным - мы въезжаем в него по затененной гигантскими деревьями дороге, бегущей вдоль реки и упирающейся в море. По обеим сторонам реки, оценивающе взирая друг друга на друга, стоят два гранд-отеля. За ними небольшая бухта и чуть поодаль длинный пляж, на котором город, кажется, и заканчивается.

Наш отель Maria Christina за грандиозным и чуть чопорным фасадом скрывает  свежеотремонтированный рай с неизбитыми изысканными интерьерами. Консьерж выдал нам карту старого города с обозначенным на ней десятком тапас-баров, где можно попробовать лучшие в мире пинчо. Нам сказано, что надо ходить из одного бара в другой и пробовать все, на что хватит сил.

В первом же баре La Vina мы пробираемся через шумную толпу и пристраеваемся у барной стойки, очень скоро не обращая внимания на горы использованных салфеток на полу, ибо такова традиция. Пинчо выставлены вдоль всей стойки, глаза разбегаются, ты начинаешь паниковать, что можешь охватить лишь ограниченный ее отрезок, а там уходят вдаль несколько видов паэльи, испанские омлеты, десерты и что-то еще, чего уже даже не видно. По-английски не говорят, все местные, громко здороваются и выкрикивают заказы прямо со входа, собаки мирно дремлют под столами. Бармен периодически выхватывает откуда-то бутылку чего-то светлого, опускает руку с бокалом на уровень бедра, а бутылку поднимает вверх и пускает виртуозную струю длиной в метр. Старушка по-соседству что-то говорит нам на Испанском и указывает на бутерброды с крабовым мясом. Мы понимаем, что надо брать. И еще все, что в зоне досягаемости. После второго пинчо я начинаю паниковать, осознавая, что меня не хватит даже на еще один бар. Мой друг тем временем ест пятый и пытается заказать что-то еще. С большим трудом я увожу его из La Vina, чтобы перейти в следующий бар, по-соседству.
Share this post:
Share to Facebook Share to Twitter Share on Tumblr Pin This Share on Google Plus

On the road. Chapter two. Biarritz

Этот пост написан буквально в пути, на коленках, в советском очаровании аэропорта Шереметьево. Я люблю процесс путешествия едва ли не больше, чем непосредственно пребывание в пункте назначения. Именно поэтому, когда моему другу пришла идея отправиться в небольшое путешествие на машине (которое хронологически предшествует предыдущему, но которое окончательно убедило меня в том, что это - лучший способ путешествовать), я согласилась не раздумывая.

Я всегда хотела в Биарриц, сложно даже объяснить почему. Казалось, что противоположное побережье будет противоположным не только географически, но и по настроению. Вместо лазури Средиземного моря - угрюмая серость Атлантики, вместо буйства красок цветов и вилл - нордическая сдержанность, вместо ярмарки тщеславия - утонченная сдержанность и традиционность. Вместо толп русских туристов - даже не знаю кто, персонажи Пруста, быть может?

После восьмичасового броска вдоль Лазурного побережья и предгорий Пиреней ранним вечером мы въехали в город. Удивительное смешение парижских особняков и альпийских шале, видимое спокойствие на улицах, тем более удивительное, когда видишь толпу людей на пляже. Жизнь города сосредоточена на побережье, на волнах. Такие привычные магазины люксовых марок, бурлящие жизнью в Монако, здесь кажутся игнорируемыми и ненужными. Город показывает свой достаток, но ненавязчиво, словно стесняясь. Здесь не место показной роскоши Канн и Сан-Тропе.

Отель Villa Eugenie стоит на отвесном скалистом берегу моря. Среди огромного парка возвышается дворец - вилла, которую некогда Наполеон III построил для своей возлюбленной императрицы Евгении, которая скучала по родной Испании, тем самым нанеся Бьярриц на карту путешествий высшего света. Очень скоро однако дворец превратился в отель, среди постояльцев которого числятся все представители королевских семей, Коко Шанель, Игорь Стравинский, Фрэнк Синатра, Сара Бернар, Бисмарк, Черчилль - список можно продолжать до бесконечности. Доказательства наглядно продемонстрированы - можно часами бродить по отелю и отыскивать бесконечные фотографии именитых постояльцев, развешенные по стенам коридоров, кафе и грандиозного спа, занимающего отдельное здание.
Share this post:
Share to Facebook Share to Twitter Share on Tumblr Pin This Share on Google Plus

On the road. Chapter 1

Недавно мы с другом открыли для себя новый для нас способ путешествовать - ты собираешь небольшую дорожную сумку (белые хлопковые рубашки, любимые джинсовые шорты, пара повседневных платьев и пара вечерних нарядов, сандалии и шпильки и все имеющиеся солнечные очки), кидаешь ее в машину, и вы едете. Маршрут составляется накануне вечером в Google maps за бокалом вина (в принципе тогда же и принимается решение) на основании каких-то обрывочных идей, которые были у вас в голове, о местах, куда хотелось бы поехать, но куда вы так бы никогда и не собрались.

И так было принято решение отправиться по Route Napoleon до Швейцарии, остановиться на ночь в Женеве, затем доехать до Nurburgring, пролететь четыре круга по знаменитой трассе и к ночи добраться до Франкфурта-на-Майне. А на следующий день проделать весь путь обратно до Лазурного побережья.

Lavender field in Provence
Есть что-то гедонистски-неправильное в подобном способе путешествовать. Ты как бы побывал во стольких местах - пересек Прованс и Рон-Альпы знаменитым путем, которым некогда Наполеон добирался до Ватерлоо, проехал через богом забытые деревушки в предгорьях Альп, видел множество старинных готических соборов, маленьких кафе, лавандовых ферм с раскинувшимися вдоль дороги фиолетовыми полями, сфотографировал знаменитых золотых орлов, знаменующих остановки на пути великого императора, и в тоже время ты ничего не прочувствовал. Твоя цель - придирчиво выбранный дизайн-отель N'vY Manotel в центре Женевы с белыми интерьерами, подсветкой, отражающей настроение, и комплиментарной Nesspresso-машиной в комнате. Ты проносишься мимо многовековой истории, делая пару снимков для Инстаграмма и обещая себе непременно вернуться и рассмотреть этот старинный замок. Ты регистрируешься в отеле, надеваешь платье, туфли и отправляешься на поздний ужин с вином, высокой кухней и длинными разговорами о том, какая это была отличная идея.
Share this post:
Share to Facebook Share to Twitter Share on Tumblr Pin This Share on Google Plus

Here we go...

Так получилось, что до девятнадцати лет я практически никуда не ездила. На моем счету было два перелета, которые я провела в ужасе хватаясь за подлокотники при любом движении самолета и пара переездов на поезде из Сибири в Москву со школьной группой. А с девятнадцати лет я начала путешествовать так активно, что страницы в загранпаспорте заканчиваются быстрее, чем истекает его срок действия.

Кроме того, получилось еще и так, что последний год я вообще ничего не делаю, кроме как путешествую. Передвижения в пространстве и обнаружение себя в в каждый раз новых или даже знакомых местах создают у меня чувство, что внутри меня копится гигантский склад впечатлений, лиц, мест, улиц, адресов, отелей и чувств. Мне неоднократно говорили, что пора это все записывать, и теперь, после года скитаний с чемоданом и паспортом (скитаний в хорошем смысле, никакой драмы или бэкпэкинга), я наконец созрела.

Я надеюсь, это будет не только о путешествиях, адресах, паролях и явках. Это о том, что я вижу. И что меня вдохновляет.

As it happened I never travelled much before I was nineteen. I had two flights behind most of which I spent gripping the armrests full of fear and a few train journeys from Siberia to Moscow with a school group. And since nineteen I started traveling so much that my passport would run out of pages even before it expired.

It also happened to be that my last year I didn't much at all but travelling. Changing places and finding yourself in some new or even familiar places make me feel like I have this huge storage inside full of impressions, faces, places, streets, addresses, hotels and feelings. I was told a few times that I should start writing them down. And now after a year of wandering around (in a good way, no drama or backpacking) I feel like I'm ready.

I hope it is not going to be only about travelling, adresses and places to go. But it will be about what I see. And what inspires me.



А это мой портрет, написанный талантливым художником из Южной Кореи Jimin Chae, которого мне посчастливилось встретить в Лондоне. Он кажется мне очень настоящим.

And this is the picture of me which was painted by a very talented South Korean artist Jimin Chae whom I had a pleasure to meet in London. It feels very true to me.
Share this post:
Share to Facebook Share to Twitter Share on Tumblr Pin This Share on Google Plus
Blogger theme by NatuRia Designs.